www.komproekt.ru > Битва за будущее > Победа СССР во Второй мировой войне >
Коммунизмпроект
Интернет-институт проектирования систем управления экономикой и социальными отношениями на коммунистическую перспективу
имени академика Глушкова В.М.

Английская «помощь» нашей стране

Английский историк Дейтон в книге “Вторая мировая: ошибки, промахи, потери» пишет: «Как только стало известно о начале операции «Барбаросса», практически все до одного военные специалисты предсказали скорый крах России. Американские военные эксперты рассчитали, что Советский Союз продержится не более трех месяцев. Черчилля засыпали такими же неточными прогнозами: фельдмаршал сэр Джон Дилл, начальник имперского Генерального штаба, дал Красной Армии всего шесть недель. Посол Великобритании в Москве Стаффорд Криппс считал, что она продержится месяц. Самыми неточными были оценки английской разведки: она считала, что русские продержатся не больше десяти дней». Обратим внимание: лучшая в мире, как тогда, так и сейчас, английская разведка, она же, вне сомнения, лучше всех прочих экспертов информированная об обороноспособности СССР, предсказала тогда самый короткий, действительно молниеносный, срок разгрома наших войск.

Дело в том, что американские эксперты сопоставляли: соотношение численности напавшей и обороняющейся армий, количество и качество их вооружения, потенциал людских и экономических резервов, предшествующий опыт ведения боевых действий, прочие характеристики, поддающиеся расчету. Однако старинная военная мудрость гласит: крепости легче всего брать изнутри.

Так вот, английские эксперты, особенно из разведки, лучше всех знали, что подготовлено внутри нашей «крепости» для ее взятия. Тем более что английская разведка, можно не сомневаться, очень многое сама и готовила. Трудновато допустить, что ее агентура в СССР не проводила подрывную работу для ослабления нашей страны с той же конечной целью, с какой так долго и старательно формировалась нацистская Европа. Как умеет работать английская разведка, показало спасение Англии от немецкого разгрома, достигнутое не английскими войсками, а английской агентурой. Работа английской агентуры на ослабление СССР была гораздо более ценным для агрессора подспорьем, чем если б в его нападении участвовали английские войска.

То, что прогноз английской разведки о молниеносном разгроме Красной Армии явился самым ошибочным, выяснится позже, а первые дни блицкрига доказывали правильность именно этого прогноза. Перед рассветом 22 июня была разрушена проводная связь окружных и армейских штабов с войсками по всей западной границе, а затем – и с командованием в Москве. Диверсанты смогли так успешно вывести связь из строя потому что ответственный за связь Генштаб не смог сохранить в тайне ее схемы и не позаботился заблаговременно о дублирующей радиосвязи. Вместе со связью отключились три уровня командования: центральный, окружной и армейский. Сто пятьдесят дивизий, сосредоточенных для отражения агрессии, остались неуправляемыми свыше. На главном направлении удара агрессора наш командующий Западным особым военным округом Павлов, вместо выполнения приказа Генштаба от 18 июня о приведении войск в боеготовность, оставил войска спокойно жить и спать в казармах. Хотя  даже без угрозы войны, просто в плане летней учебы войск, их полагалось вывести в летние лагеря. В Генштабе за 19, 20, 21 июня почему-то никто не поинтересовался, как выполняется в ЗОВО приказ Генштаба от 18 июня. На рассвете 22 июня немецкая артиллерия ударила по расположенным вблизи границы казармам, где спали воины наших двух стрелковых и одной танковой дивизий. Эти три дивизии были уничтожены за несколько часов. Вражеские войска двинулись в большую прореху нашей обороны и пробили себе путь на Москву.

Только отключения связи и вот такого саботажа предписанных оборонных мер было достаточно, чтобы самая могущественная в истории военная машина разбила наши войска за десять дней: как оно и предусматривалось английской разведкой. Тем более что было еще много сравнимых по последствиям вредительских действий вражеской агентуры и кооперирующихся с ней предателей, причем не только в начале, а на протяжении всей нашей Великой Отечественной войны [Подробнее: Юрий Мухин «Если бы не генералы»].

В этой связи нельзя не отметить: до сих пор распространяется бессовестная ложь, будто Сталин запрещал привести своевременно наши войска в боевую готовность: то ли уверовал в невозможность нападения «Германии» на нас до разгрома Англии; то ли надеялся оттянуть нападение ближе к зиме, когда оно стало бы затруднительным. А потому, — яко бы допустил столь роковую ошибку со столь  тяжкими последствиями. Эта ложь, и еще более бессовестная, будто Сталин растерялся, испугался и самоустранился от командования в начале войны, полностью разоблачена многими историками. Единственное требование Сталина, ограничивавшее действия наших войск на западной границе, состояло в том, чтобы ни в коем случае, никому в мире не дать повода обвинить СССР в нападении первым. Иначе Япония обязана была начать войну с нами, согласно договорному обязательству перед «Германией», а Англия и США получали моральное право выступить в поддержку нацистской Европы.

Как английский премьер Черчилль прореагировал на вторжение нацистских захватчиков в нашу страну,  свидетельствуют записи в дневнике тогдашнего посла СССР в Англии Майского.

22 июня. «Вечером в 9 часов я с затаенным дыханием слушал по радио выступление Черчилля. Сильное выступление! Прекрасное выступление! … В основном речь Черчилля – боевая решительная речь: никаких компромиссов и соглашений! Война до конца! Это как раз то, что сейчас нужно».

27 июня. «Радиоречь премьера вечером 22 июня была не только замечательна по форме и внутренней силе – она с предельной четкостью и непримиримостью ставила вопрос о продолжении войны до конца и о максимальной помощи СССР».

20 июля. (После встречи Майского с Черчиллем) «…по вопросу о втором фронте во Франции Черчилль сразу занял отрицательную позицию. Это невозможно. Это рискованно. Это кончится катастрофой для Англии, не принеся никакой помощи нам ... Возможности наши – говорил премьер – сейчас ограничены. Воевать мы не умеем. У нас нет для этого ни традиций, ни надлежащего воспитания. Армия наша любительская. Но зато мы твердо решили покончить с Гитлером. И мы покончим! Черчилль выражал восхищение Красной Армией. Он сознался, что ожидал гораздо худшего, особенно учитывая, что Германия является нападающей стороной».

30 августа. (Майский записал сообщение от Сталина) «... цель Гитлера – бить своих противников поодиночке, сегодня русских – завтра англичан. Понимают ли это англичане? Конечно, понимают. Чего же они в таком случае хотят? Видимо, нашего ослабления. Если это так, то надо быть с ними очень осторожными. Немцы перебросили с запада последние 30 дивизий. Сейчас вместе с 20 финскими и 22 румынскими дивизиями против нас стоит до 300 дивизий. Опасность на западе немцы считают блефом и потому снимают оттуда все сколь-нибудь приличные части».

Сталин хорошо помнил, какие были у Российской империи союзнички в Первой мировой войне, и, как видим, понял, что Англия и в этой войне будет у СССР точно таким же союзничком.