www.komproekt.ru > Битва за будущее > Победа СССР во Второй мировой войне >
Коммунизмпроект
Интернет-институт проектирования систем управления экономикой и социальными отношениями на коммунистическую перспективу
имени академика Глушкова В.М.

Срыв блицкрига нацистской Европы

Все надеявшиеся на поражение СССР и просто уверенные в его неизбежности многое  не учли в нашем военно-мобилизационном потенциале.

Не учли мобилизующую силу двух слов: «Коммунисты, вперед!».  Не учли любовь нашего народа к своей социалистической Родине, подвигнувшую миллионы добровольцев штурмовать призывные пункты, чтобы встать на ее защиту. Такого патриотического порыва не знала ни одна страна ни за Вторую, ни за Первую мировые войны, ни за многие века предыдущих войн. 

Не учли мобилизующую силу русского патриотического духа. Влюбленный во все русское грузин Сталин хорошо знал, как русский патриотический дух не терпит приходящих с мечом, и предпринял много мер, чтобы наша многонациональная Родина побольше соответствовала словам великого Пушкина: «Там русский дух, там Русью пахнет». Видимо неспроста по инициативе Сталина в 1937 году появились вместе: первый план подготовки к войне с нацистской тогда еще только Германией и новая традиция встречать Новый Год с приглашением из русских сказок Деда Мороза и Снегурочки. Русский патриотический дух вместе с большевистским сдержали напор нацистских меченосцев до их прихода. Незваные гости встретились с нашими Дедом Морозом и Снегурочкой в полевых условиях и без зимнего обмундирования, которым не запаслись в уверенности, что русской зимой будут не воевать, а почивать на лаврах легкой победы. Много нацистских мечей навеки полегло в нашу промерзшую землю при той встрече.

Все зарубежные военные аналитики не учли мобилизующую силу наших муз. Как ни в какой другой стране зазвучало у нас множество чудных песен, вдохновляющих на подвиг пехотинцев, артиллеристов, танкистов, летчиков, моряков, партизан. Наряду с родными песнями, даже в блокадном Ленинграде исполнялись произведения чистокровного немца Бетховена и зарубежного еврея Кальмана. Они тоже укрепляли стойкость советских людей в тылу и на фронте.

Интервенты, все жаждавшие их победы, и просто уверенные в ней, не учли полководческий талант многих наших военачальников, сумевших выправить безнадежную ситуацию первых дней войны. Не учли организаторский гений нашегоВерховногоглавнокомандующего, организовавшего дальнейшие слаженные действия советских вооруженных и производительных сил.

Не учли громадного экономического резерва, реализованного с переходом трудящихся нашей страны с самого короткого в мире рабочего дня на самый длинный. Такого, — трудового героизма практически всех трудящихся тоже не знала ни одна страна. Ибо в его основе было их сознание, что работают только на себя, а не на социальных паразитов.

Самое же главное, чего не учли в нашем военно-мобилизационном потенциале агрессор и предсказатели его легкой победы, — это революционное превосходство нашего индустриального народно-хозяйственного комплекса над капиталистической экономикой нацистской Европы. По сравнению с ее промышленностью, мобилизованной обслуживать ее войска, наша промышленность имела, как минимум, вдвое меньше мощностей и трудовых ресурсов. С наступлением захватчиков до Москвы то и другое сократилось у нас примерно на треть. Такое превосходство индустрии, работающей на врага, могло лишь частично компенсироваться увеличением продолжительности рабочего времени и интенсивности труда. Тем не менее, наша промышленность вскоре стала поставлять на фронт больше вооружений, чем промышленность нацистской Европы. Это экономическое чудо позволило восполнить наши огромные потери вооружений в начале войны, а затем обеспечить количественное и качественное превосходство советского оружия.

Будь у нас промышленные мощности и земли в частной собственности, ни стремительное наращивание объемов производства на действующих заводах, ни уникальная по масштабам и быстроте эвакуация заводов в тыл, были бы невозможны из-за необходимости на каждом шагу выяснять отношения с собственниками, и всегда оставлять им в виде прибыли наибольшую часть создаваемого продукта. Именно указанное выше превосходство нашей индустрии сыграло самую значительную роль в остановке вражеского натиска и дальнейшем переходе наших войск к наступательным действиям. Если Первую мировую войну мыслители назвали войной индустрий, то Вторая мировая явилась таковой тем более. Понимание этого, разумеется, ничуть не умаляет значения названных выше, не учтенных агрессором и предсказателями его легкой победы, составляющих военно-мобилизационный потенциал СССР.