www.komproekt.ru > Битва за будущее > Победа советской России в Первой мировой войне >
Коммунизмпроект
Интернет-институт проектирования систем управления экономикой и социальными отношениями на коммунистическую перспективу
имени академика Глушкова В.М.

Как получилась первая всемирная индустриальная война

В истории государств трудно найти длительные периоды без войн. Наверное, было больше периодов длительных войн. Тем не менее, до появления развитой индустриини одной всемирной войны не случилось.

В доиндустриальные времена масштабы войн ограничивались возможностями ручного труда в производстве оружия, малой грузоподъемностью и тихоходностью транспортных средств на животной или парусной тяге и тихоходностью средств передачи информации, каковыми были те же транспортные средства. Индустриальная революция расширила возможности ведения войн до планетарного масштаба. Появился во множество раз более мощный производственный потенциал для создания вооружений, гораздо более грузоподъемный и быстроходный транспорт на машинной тяге. Появилась техника, способная передавать управленческую информацию на глобальные расстояния практически моментально: телеграф, телефон, радио. И оружие стало создаваться не ручное, а машинное, несравнимо более «производительное»: автоматические скорострельные машины (пулеметы); артиллерийские орудия невиданной дальнобойности, скорострельности и разрывной мощности снарядов; бронированные авто на моторной тяге с пулеметным и артиллерийским вооружением (броневики и танки); бронепоезда с пулеметным и артиллерийским вооружением; цельнометаллические пароходы с батареями артиллерийских орудий на борту и со снарядами на моторной тяге (торпедами); подводные боевые корабли; летающие боевые машины.

Любые технические средства, применяемые в войнах, – не средства производства и не предметы потребления, а средства убийства и разрушения. Люди, содержащиеся для войн, - не производительная сила, а сила убийства и разрушения.

Все эти военные, то есть антипроизводительные силы всегда использовались правителями государств для захвата дополнительных владений или отстаивания имеющихся. Однако издавна самыми успешными приобретателями наживы от войн стали не победители в вооруженном захвате новых владений, а рыночные воротилы: транснациональные кланы ростовщиков (банкиров) и промышленников. Эта когорта капиталистов успешнее всего богатеет на государственных военных расходах потому что раскошеливать государства на них гораздо легче, чем раскошеливать население на его расходы, тем более при снижении его покупательной способности.

Если гонка вооружений и ведение войн всегда и для всех государств – дело затратное, которое лишь вероятностно может окупиться с захватнической победой, то капиталисты обогащаются как раз из этих затрат пропорционально их объемам и, как правило, вне зависимости от того, какое государство захватит дополнительные владения, а какое потеряет имевшиеся.

На индустриальной революции обогатились больше всех тоже транснациональные капиталистические кланы в силу их способности кредитовать промышленные проекты глобального масштаба. У этих воротил соответственно возросли финансовые, информационные и административные (через коррупционные связи в любых государствах) возможности для лоббирования гонки вооружений и военных конфликтов. А среди правителей государств стремления к захватническим войнам хватало всегда. В результате:

С индустриализацией производства невиданно крупные финансовые потоки направились для закупки вооружений в невиданно производительную мировую индустрию. Она стала милитаризироваться и, соответственно, перерождаться в невиданно могучий индустриальный потенциал убийства и разрушения.

Первоисточником возрастающей отсюда наживы капиталистов остались рабочие и крестьяне. Они же остались источником призыва солдат для невиданно многочисленных армий с невиданно убийственным вооружением.

Война, соразмерная колоссально возросшему политическому могуществу транснационального капитала, смертоносному могуществу милитаризованной индустрии и войск с машинным вооружением не заставила долго себя ждать. Летом 1914 года под предлогом убийства террористом видного политика началась цепная реакция международных конфликтов, вплоть до боевых действий многомиллионных армий.

Власти вступающих в войну государств старались доказать, что не они нападают на соседей и что война ведется для защиты своей родины. Большевики усмотрели другие главные мотивации: передел колоний, рынков, сфер влияния и захват соседних территорий после того, как в конце XIX века весь мир был поделен между сильнейшими империалистическими державами.

Во всех вступающих в войну странах были предварительно воспалены массовая эйфория ожидания легкой быстрой победы и дух национального патриотизма. Однако: быстрый исход войны быстро лишил бы доходов с нее. На финансовом и материально-техническом «содействии» всем воюющим государствам как никогда стал богатеть американский бизнес. В нейтральных странах процвело высокодоходное посредничество в торговле между воюющими противниками при официально объявленной ими взаимной экономической блокаде. Во всех воюющих странах тоже было предостаточно богатеющих на войне коммерсантов.

При множестве и могуществе частнособственнических сил, объективно экономически заинтересованных не только в разрастании масштаба войны, но и в продолжении ее как можно дольше, война получилась всемирной и затяжной.

Участниками Первой мировой стали государства, разделившиеся по двум военным блокам: Антанта (Франция, Россия, Англия, Япония и др.); Союз центральных держав, - далее, для краткости, германский блок, учитывая главную роль Германии в этом блоке, (Германия, Австро-Венгрия, Болгария, Турция).

Во втянутых в войну странах проживало более двух третей населения Земли. Для участия в войне было мобилизовано примерно 70 миллионов человек. Главными средствами убийства и разрушения стали: около 30 миллионов винтовок и миллион пулеметов с общим количеством патронов в пересчете на каждого жителя Земли примерно по 30 шт.; 150 тысяч арторудий с количеством снарядов по 0,7 на каждого жителя Земли; более девяти тысяч танков; около тысячи линкоров, крейсеров и эскадренных миноносцев; около полутысячи подводных кораблей; около 200 тысяч военных самолетов. Впервые применилось химическое оружие. В воюющих странах около половины занятых в промышленности работников и производственных мощностей стали работать только на войну. То есть, - только на убийство и разрушение. На европейском театре военных действий эта война унесла больше жизней, чем все вместе взятые войны за предыдущие две тысячи лет европейской истории. Почти все население воюющих стран было низвергнуто в нищету, голод и разгул эпидемий. [БСЭ: Первая мировая война. Википедия: Первая мировая война. 20.07. 2014г.]

Доходы капиталистов, проистекающие из расходов государств на войну, стали уникальными при разорении всех длительно воевавших государств. Американские промышленные компании к концу войны сосредоточили в своих руках 50% мировой добычи каменного угля, около 70% нефти, 60% меди, 60% чугуна и стали, 85% мирового производства автомобилей. США заимели половину золотого запаса наиболее развитых стран. Характерно, что при всем этом, из-за роста налогов и опережения прироста цен относительно зарплаты, жизненный уровень американцев в среднем упал до половины от предвоенного. [Толмачева Р.П. «Экономическая история». Учебник 2003г. Гл. 6 п. 6.1.] В Германии, где жизненный уровень простонародья понизился многократно, немецкий финансовый магнат Стиннес увеличил свой капитал в 10 раз, пушечный король Крупп - в 6 раз [БСЭ Первая мировая война]. В Российской Империи, при росте государственных расходов в 1916 году по сравнению с 1914 годом в 3,7 раза, прибыли банков выросли тоже в 3,7 раза; жизненный уровень простонародья понизился примерно во столько же [Самохин Ю.М. «Экономическая история России» Учебное пособие 2001г. Глава 8.]. Таким образом:

Первая всемирная война стала технически возможной и социально неизбежной в результате смертоносного сочетания индустриализации производительных сил человечества с частнособственнической эксплуатацией их ради обогащения капиталистов. Для капиталистической элиты эта война явилась лишь самым благоприятным режимом функционирования мирового рынка, позволившим обогащаться как никогда раньше.

Воспаленные у воюющих народов патриотические духи достаточно долго подвигали пушечное мясо на сверхприбыльную для капиталистов бойню, а победа тем временем перестала просматриваться в обозримой перспективе. С достижением счета убитых и калек на миллионы, с резким ухудшением жизни эйфория благих ожиданий улетучилась; стали улетучиваться и патриотические духи. При этом ни в одном воюющем народе ни один холеный «патриот», призывавший воевать, не мог ответить внятно на главный в каждой войне солдатский вопрос:за что воюем? за что льем свою и чужую кровь?