www.komproekt.ru > Битва за будущее > Победа советской России в Первой мировой войне >
Коммунизмпроект
Интернет-институт проектирования систем управления экономикой и социальными отношениями на коммунистическую перспективу
имени академика Глушкова В.М.

Попытка Советской России остановить мировую войну

На предложение Советской России начать переговоры о мире без аннексий и контрибуций «союзники» отмолчались. Власти Германии согласились на перемирие и переговоры, но вскоре под влиянием своих, тоже, скорее всего, агентурных, «патриотов» стали требовать территориальных уступок. На основе расчета, что мир с Германией создаст такую военно-политическую обстановку, которая позволит вернуть не только уступленные, а все захваченные германским блоком территории, Ленин и решительно поддержавший его Сталин склонили руководство страны к уступкам и подписанию мира.

Позднее все выйдет по ленинскому расчету: с конца ноября 1918 года почти все захваченные германским блоком территории будут возвращаться. Однако в самом начале своего миротворчества Ленин и Сталин не могли предвидеть, какое свирепое и изощренное противодействие встретится на этом пути.

Быстрое установление советской власти почти во всей России с избавлением ее народа от кабалы помещиков, ростовщиков и от национально-марионеточных режимов, конечно, не ласкало взоры империалистов Антанты и США. Но их захватнические помыслы все равно были бы реализованы с продолжением участия России в войне. Оно неминуемо вело российское государство к полной катастрофе, выражаясь словами Верховского, будь это государство советским или любым другим. И напротив: Россия в мирных условиях с поддержанной народом властью не оставляла шансов на ее расчленение и захват. Вместо этого западноевропейским членам Антанты предстояло встретить усиленный, минимум раза в два, натиск германских войск. Он вел к победе германского блока, если США не успеют быстро нарастить свою военную мощь в Западной Европе. Но чтобы ее подготовить и доставить через Атлантический океан, требовалось много времени. За это время Германия, прекратив боевые действия на российском фронте, вполне успевала разбить войска Антанты в Западной Европе.

Большевистские историки охарактеризовали тогдашнее положение поборников войны еще и так: «Империалисты Антанты опасались, … что установление мира между Россией и Германией может усилить тягу к миру во всех странах, на всех фронтах и тем самым подорвать дело войны, дело империалистов. Они опасались, что существование советской власти на территории огромной страны и ее успехи … могут послужить заразительным примером для рабочих и солдат Запада, охваченных глубоким недовольством затянувшейся войной и могущих по примеру русских повернуть штыки против своих господ и угнетателей» [«Краткий курс истории ВКП(б)» 1938г. С. 215.].

С новой «угрозой» прекращения войны, более страшной для ее поборников, чем год назад, они стали ликвидировать эту угрозу тем более бесцеремонно.

К российско-германским переговорам о мире готовились две попытки убить Ленина. Обе не удались. Глава бюро британской секретной службы в Петрограде Элли «получил директиву ликвидировать Иосифа Сталина, который наряду с Лениным был одним из главных поборников мира с Германией». Эти слова самого Элли привел английский историк Майкл Смит в том же интервью журналу «Огонек» [№39 от 4 октября 2010г.], где сообщил об организации английской разведкой убийства Распутина. Там же Смит сообщил, что Элли отказался выполнить данную ему директиву и вскоре был уволен.

Без Ленина и (или) Сталина советское руководство, согласно позиции большинства, не пошло бы на уступки Германии и продолжило войну с ней под знаменем борьбы за мировую социалистическую революцию. «Союзникам» России было безразлично, под каким знаменем она будет воевать. Лишь бы воевала. То, что Ленин и Сталин остались живы, позволило состояться трехмесячному перемирию и переговорам о мире.

Подписание мирного договора, с вытекающими из него спасительными для нашей страны и страшными для империалистов Антанты последствиями, было назначено на 28 января 1918 года. Руководство Советской России обязало подписать мирный договор наркома по иностранным делам Троцкого.

Троцкий в Брест-Литовске отказался подписать мирный договор, заявив: «Мир не подписываем, войну прекращаем, а армию демобилизуем». Тем самым Троцкий по сути разрешил Германии наступать дальше и дал гарантию, что сопротивления не будет. В тот же день он потребовал от главнокомандующего Крыленко немедленно издать по армии приказ о прекращении состояния войны и о всеобщей демобилизации. Ленин отменил это самоуправство, но команды о демобилизации успели разойтись по армии, заверенной, что наступил долгожданный конец войне.

Троцкий, кому неизвестно, - видный социал-демократ, вступивший в большевики летом 1917 года, как раз в период стремительного подъема их влияния в народе и в советах. Бравируя на митингах феерической революционной фразой, блистая в партактиве марксистской эрудицией, демонстрируя организаторское рвение, Троцкий вскоре стал одним из самых видных вождей партии большевиков, затем – и советской власти, заимев и там и там многие тысячи своих последователей.

Германия воспользовалась гостеприимством Троцкого. Пятьдесят две немецкие дивизии двинулись вглубь нашей территории с ориентиром на Петроград. Советское руководство с трудом набрало силы для отпора германским войскам уже на подходе их к Петрограду. Советскому руководству пришлось начать переезд из Петрограда в Москву, а договор о мире подписать 3 марта 1918 года на гораздо более тяжелых условиях.

Троцкий, подставив территорию, население, столицу нашей страны под германский захват, потом эффектно стенал, какой пыткой явились для него переговоры с классовым врагом, требующим территориальных уступок. Как слишком пламенного революционера для дипломатических дел, Троцкого перевели наркомом по военным делам. На этом посту он вскоре проявил гостеприимство к войскам «союзников» России, которые, не признавая советской власти и видя, что она заключает мирный договор, вдруг решили «помочь» ей в защите Мурманска от немцев.

1 марта Троцкий дал указание мурманским властям: «Вы обязаны принять всякое содействие союзных миссий». С его стороны это было таким же самоуправством, как его недавняя гарантия немцам, что их наступление не встретит отпора. На сей раз Троцкий помог «союзникам» захватить плацдарм для последующей засылки крупных войск и заодно дал Германии основание обвинить Россию в сговоре с врагами Германии, когда она заключает с Россией мир.

6 марта «союзники» ввели в Мурманск первый небольшой десант и вскоре заявили о непризнании ими Брестского мира. Как выразился тогда глава МИД Англии Бальфур, «Если Россия не может сама себе помочь, ей должны помочь ее друзья» [«История дипломатии» 1940г. Т. второйС. 381].

Бальфур, конечно, знал, что ранее представитель английской разведки в США Уайзман предложил американским коллегам: «Если бы Троцкий призвал союзных интервентов, то германцы сочли бы это враждебным актом, и, вероятно, заставили бы правительство покинуть Москву и Петроград. С потерей этих центров, как можно предполагать, большевистское влияние было бы полностью разрушено» [«Архив полковника Хауза» Т. III С. 296-297]. Так что Троцкий своим гостеприимством и к германским и к «союзным» интервентам четко выполнял директивы спецслужб «союзников» России, преобразовавшихся теперь в ее «друзей».

Следом за Троцким еще большее радушие к германским войскам в мае проявил … Милюков. Да, тот самый завсегдатай английского посольства, который в конце 1916-го поднял истерию в Госдуме по поводу «германофильства, измены, тайных переговоров с Германией», потом во Временном правительстве стал главой МИД и самым упертым поборником войны с Германией «до победного конца». Теперь сей пламенный «патриот» заявился в оккупированный немцами Киев с целью «убедить немцев занять Москву и Петербург, что для них никакой трудности не представляет, и помочь образованию «всероссийской национальной власти» [Милюков П.Н. «Воспоминания», М.1991г. Предисловие к настоящему изданию]. Командование немцев, конечно, знало, кто есть Милюков, и могло разговаривать с ним только как с посланником Англии.

Взятие немцами обеих наших столиц было крайне необходимо Антанте и США: чтобы Германия держала максимум войск в России, а не на западе Европы; чтобы ликвидировать германскими силами советскую власть и, значит, российскую государственность; чтобы легко захватывать территории бывшей России, не захваченные германским блоком, а потом легко победить и его с наращиванием, без особой спешки, американской военной мощи в Европе.

Именно вот такой победный конец был идеальным для империалистов Антанты и США, ибо, кроме победы над германским блоком, вел к захвату всех территорий бывшей России и к ликвидации самого крупного очага социалистической революции.

Насколько удалась Милюкову его киевская миссия, судить трудно. Известно лишь, что Германия, нарушая Брестский договор, по мере возможностей продолжала захватывать российские территории. Еще известно, что Милюкова за его приглашение немцев сочли предателем снаряжаемые Англией и Францией российские борцы с советской властью, а власти Англии и Франции ценили его как никого из них. Эти заблудшие патриоты, конечно, не ведали, что у Антанты и США есть тайный план вот такого использования германских войск против России в своих интересах.

Милюков после приглашением немцев в обе наши столицы что-то набормотал про свою личную ошибку в этом деле, а главы МИД Англии и Франции, - что они ему эту ошибку простили за его великие прошлые заслуги [Там же].

Следом за милюковским приглашением немцев вожди левых эсеров решили «разорвать революционным способом» Брестский договор как «предательский».Они организовали 6 июля 1918 года убийство германского посла в России. В тот же день подняли мятеж с целью захвата власти, но не нашли достаточно активной поддержки в низах своей партии. В связи с убийством посла Германии она стала претендовать на ввод в Москву своего воинского контингента. Ленин ответил решительным отказом. За убийство германского посла и мятеж организаторы того и другого получили удивительно мягкие наказания благодаря покровительству агентурных вождей советской власти. Непосредственного убийцу посла, Блюмкина, Троцкий спас от расстрела по приговору военного трибунала и сделал начальником своей личной охраны.

Еще 6 июля был поднят кровавый мятеж в Ярославле и Рыбинске. Его подняла спонсируемая Англией и Францией «патриотическая» организация Савинкова, тоже имевшая целью продолжение Россией войны с Германией. Этот мятеж тоже не нашел достаточной поддержки.

И, наконец. 30 августа 1918 года эсерка Каплан стреляет и попадает двумя пулями в Ленина: тоже за его «предательство» в Брестском мире. Ленин, как известно, выжил и через месяц вернулся к работе.

Тем временем для «друзей» России стало неактуальным активизировать боевые действия Германии против нее. Пока Германия перебрасывала с российского фронта на запад миллионное войско и еще сохраняла примерно такое же для захвата российских территорий в нарушение Брестского мира, США успели выставить против Германии свое двухмиллионное войско и вместе с западноевропейскими членами Антанты додушить ее экономической блокадой. В ноябре 1918 года германский блок был побежден.

С поражением германского блока Россия стала возвращать захваченные им территории, что доказало правоту Ленина и Сталина в их миротворческом упорстве и упрочило их авторитет в руководстве страны. Таким образом, к концу осени 1918 года получились следующие итоги попытки Советской России остановить мировую войну:

Инициативу Советской России восстановить мир без аннексий и контрибуций империалисты Антанты, США и Германии проигнорировали.

Советская Россия, ценой огромных уступок Германии, смогла достичь мира только с ней. Причем, - мира нестабильного из-за многих нарушений мирного договора со стороны Германии.

Германия заключила с Советской Россией исключительно выгодный для себя мир, но, вместо победы над Антантой, получила поражение от нее и США из-за своих захватнических амбиций в России.

Антанта и США до и после заключения мира Советской России с Германией пытались использовать германские войска против России в своих целях. Затем начали военный захват российских территорий своими силами, продолжив его и после победы над германским блоком.

Советская Россия после поражения германского блока вернула большую часть захваченных им территорий, а до того начала боевые действия по освобождению своих территорий от захватчиков Антанты и США.

Еще важно отметить, что с переброской германского миллионного войска с востока на запад, активность захвата Германией наших территорий снизилась многократно и по той же причине в еще большей мере снизились захватнические возможности западноевропейских членов Антанты и США.

Стратегически выверенное упорство Ленина и Сталина в достижении и поддержании Брестского мира, наряду с оборонными мерами, сорвало вторую попытку «союзников-друзей» России растащить ее на уже поделенные ими регионы, в этот раз с помощью побуждения Германии к захвату обеих столиц России для облегчения Антанте и США захвата остальных ее территорий и дальнейшей победы над германским блоком.

И еще раз надо отметить: продолжи Германия воевать, не переводя войска на запад Европы с российского фронта, повоевала бы дольше. В этом случае США не стали бы так спешить с переброской своих войск в Европу. Для правящих в США капиталистов было куда выгоднее наживаться на продолжении войны. Когда Германия была сломлена, «США не прочь были воевать дальше. При том тяжелом положении, в котором находились Англия, Франция и Италия, война сулила Америке ведущую роль» [«История дипломатии», Т. второй, 1940г. С. 372]. Между победителями тогда разгорелся спор: что забрать у Германии, а что ей оставить. Чтобы сохранить боеспособность Германии, США даже грозились заключить сепаратный мир с ней. Власти Англии и Франции в ответ заявили: «Мы сожалеем об этом, но будем продолжать войну». [Там же] То есть, США чуть не отменили поражение Германии. Затем победители все-таки пришли к согласию ободрать ее до потери боеспособности. Все это показывает:

Поражение Германии в ноябре 1918-го предопределилось не стремлением Антанты и, особенно, США победить ее так быстро, а тем, что Германия создала угрозу быстрого поражения Антанты, воспользовавшись Брестским миром.

Это только прошлые и нынешние обвинители большевиков в «предательстве», задним числом легко побеждают Германию в Первой мировой, прикинув соотношение войсковых сил у германского блока и, суммарно, у России, западноевропейских членов Антанты и США, без учета, какие силы какие цели преследовали в той войне.