www.komproekt.ru > Битва за будущее > Победа советской России в Первой мировой войне >
Коммунизмпроект
Интернет-институт проектирования систем управления экономикой и социальными отношениями на коммунистическую перспективу
имени академика Глушкова В.М.

Продолжение Первой мировой войны после поражения германского блока

Итак. Попытку «союзников» России без особых военных усилий растащить ее на колонизированные регионы российский народ сорвал быстрым и повсеместным установлением советской власти. Попытки «друзей» России заманить, уговорить, натравить, одним словом, - подвигнуть Германию на захват обеих российских столиц для ликвидации советской власти и, значит, российской государственности, были сорваны дипломатическими усилиями по сохранению Брестского мира и оборонительными мерами советской власти. Попытки агентурного захвата власти в Советской России путем убийства Ленина и попытки свергнуть советскую власть с помощью мятежей не удались.Теперь, чтобы растащить Россию на колонизированные регионы, у самых ненасытных, изощренных и агрессивных колонизаторов остался только один вариант действий: тривиальная интервенция все большими и большими своими силами, с привлечением, как обычно это делается в колониальных войнах, туземного подспорья. В России основная его часть назвалась: белые.

В конце мая 1918 года были подняты на захват российских территорий пятьдесят тысяч военных словаков и чехов, которые по соглашению с советским правительством от 26 марта, «как группы граждан», эвакуировались во Францию через Владивосток. Эшелоны с хорошо вооруженными группами граждан растянулись по железной дороге от Пензы до Владивостока и на всем пути следования оказались единственной боеспособной силой: Красная армия только начала формироваться, и то для западного фронта. 4 июня Антанта объявила эти группы граждан частью своих вооруженных сил. Данная часть вооруженных сил Антанты захватила крупнейшую российскую транспортную артерию, отрезала центр России от Поволжья, Урала, Сибири и занялась установлением марионеточных режимов, попутно укрупняясь местным пополнением.

6 июля 1918 года, как раз в день убийства германского посла и двух антисоветских мятежей, Антанта и США объявили наш Владивосток «международной зоной». По какому праву, и что такое международная зона, неизвестно. Известно только, что через нее Япония ввела 75 тысячное войско, а США ввели только десятитысячное: шире размахнуться не позволял германский натиск в Западной Европе.

Так, к осени 1918 года, вдобавок к немецким, австро-венгерским, турецким войскам, ранее захватившим часть наших западных территорий, теперь со всех сторон света явились войска английские, французские, румынские, японские, американские, австралийские, канадские, индийские, греческие, итальянские. Под контролем советской власти осталось менее четверти российской территории. Так в ходе Первой мировой войны из тайного стал зримым ее пятый фронт, на котором заполыхала битва войск самых агрессивных империалистов-колонизаторов с войсками Советской России.

Занимательное обстоятельство: Союзники России могли заслать в нее сколько угодно своих войск, действуя по праву, на основе просьбы признанной ими российской власти: хоть для помощи в защите от Германии, хоть для ликвидации незаконной, по их понятиям, советской власти. Еще раз напомним: ничто не мешало им после Октября 1917-го сохранить признание законности правительства. Керенского. Он с радостью подписал бы от имени России бумагу с просьбой о военной помощи, затем – о сохранении признания внешних долгов России, которые советская власть отказалась выплачивать, затем – о непризнании Брестского мира. Подписывать такие бумаги не обязательно было в Зимнем дворце, а можно было и в английском посольстве. Если не Керенский, то же самое мог сделать председатель «Учредительного собрания» Чернов или глава любой другой признанной власти.

Однако: ввод войск по приглашению любой российской власти означал бы признание России существующей, а не бывшей. Значит, для расчленения ее все равно пришлось бы выдумывать доводы, и еще неизвестно, как там будет путаться под ногами признанная власть. Вдобавок, само наличие таковой вынуждало после победы над германским блоком делиться с Россией аннексиями и контрибуциями.

То, что «друзья» России, и в начале своей интервенции и в ходе дальнейшей оккупации ее территорий после победы над германским блоком, знать не захотели ни советской и никакой другой российской власти, будь она сколь угодно антисоветской, еще раз подтвердило, что их устраивала только бывшая Россия с территорией и народом, свободными для расчленения и колонизации.

Например, английский подданный Колчак объявил себя Верховным правителем единой неделимой России и в этом статусе был признан большинством белых. Когда их правитель пролил много «красной» и «белой» крови, поставил своим английским хозяевам около двухсот тонн российского золота, по требованию представителей Антанты отрекся от своего верховенства и сдал более трехсот тонн золота войскам Антанты, они по приказу из Франции сдали его самого красным под заслуженный расстрел. Потом, уже без команды свыше, золото тоже сдали красным за то, что красные позволили им умотать живыми. [Подобнее - Википедия: Колчак. 20.07.2014г.]

Как раз из-за стремления к захвату наших территорий, у Антанты и США была проблема с официальной мотивацией ввода своих войск в Россию, а тем более, - пребывания их здесь после победы над германским блоком. За отсутствием хотя бы формально правовых оснований, на потребу мировой общественности шло словоблудие в СМИ про помощь в защите, самозащиту, восстановление порядка.

Под эту трескотню творились реальные дела «друзей» России: грабеж как главная цель интервенции и как главный стимулятор боевой активности их и снаряженных ими туземных войск; массовые карательные расправы над населением, неповинующимся оккупантам. Грабительская и карательная «помощь» оккупантов, конечно, встречала ожесточенный отпор со стороны населения и советских силовых структур. Но и среди красных не редкостью были мародеры. Кроме того, агентурные вожди с их многими революционерами пониже пробой добавляли сюда свои «перегибы» в карательных действиях. Это особенно проявилось в начале двухмесячного периода красного террора, когда до возвращения к работе Ленина, после выстрелов в него, всеми военными и репрессивными делами безраздельно правил Троцкий. Поэтому самая многочисленная народная сила поднялась воевать под девизом: Бей направо белого, налево красного!

Интервенты, вторгшиеся в нашу страну без приглашения и без объявления войны, после победы советской власти в гражданской войне конца 1917- начала 1918 года, умело спровоцировали у нас цепную реакцию внутренних вооруженных конфликтов, переросших в кровавую бойню.

Богатого исторического опыта по этой части у самых изощренных колонизаторов вполне хватало. У нас они воспалили кровавую бойню слаженными действиями своих войск с агентурными и марионеточными: русскими «патриотами», «патриотами» других национальностей, всевозможными «демократами», «большевиками». Даже знаменитый белый генерал Деникин так характеризовал действия «наших друзей»: «Они могли идти с украинцами и против украинцев, с большевиками и против большевиков, могли воссоединять и расчленять Россию, лишь бы эти действия соответствовали их национальным интересам» [Деникин А.И. «Очерки русской смуты» 1921г. Т. второй гл. XVIII]. Сам Деникин, воюя на содержании и в интересах своих закордонных друзей, не смог дать белым войскам путный ответ на вопрос: За что воюем?Не дав на него ответа и в пяти томах своих «Очерков», Деникин, тем не менее, валит вину за организованную у нас его друзьями и им самим кровавую бойню на некую «русскую смуту».

Второе занимательное обстоятельство: На период оккупации «друзьями» России большей части ее территории пришелся версальский дележ аннексий и контрибуций с побежденного германского блока. В достижении этого дележа боевые заслуги Российской империи были больше, чем у всех ее союзничков по Антанте вместе взятых. Но Россия не получила ничего.

Немало «доброжелателей» и «патриотов» России до сих пор причитают: вот де, большевики своим сепаратным миром лишили свою страну возможности насладиться столь богатыми плодами такой долгожданной победы.

Как «друзья» России предпочли ее саму превратить в богатые плоды для себя, показано выше. Большевики же никак не могли помешать столь виртуозным «друзьям» воздержаться от присвоения доли, завоеванной бывшей Российской империей сообразно ее пусть бывшим боевым заслугам в составе Антанты. Затем - направить эту долю в помощь народу бывшей Российской империи как раз там, где идет «помощь друзей России». Получив вот такую помощь, народ, может, сам сверг бы власть большевиков. Однако непревзойденные виртуозы по присвоению всего чужого не захотели отдать причитающуюся долю народу, больше всех пролившему своей и германской крови за присвоение «друзьями» всех колоний стран германского блока, части исконных территорий входивших в него стран и массы дорогостоящего имущества. И это далеко не весь грабеж российского народа по Версальскому «миру».

Статья 116 отдела 14 Версальского договора предписывала побежденным странам признать «независимость всех территорий, входивших в состав бывшей Российской империи» (курсив наш). Независимость территорий бывшего государства могла бы пониматься как право народа этих территорий на самоопределение своей государственности. Но уже следующая статья 117 отменяет независимость наших территорий, ибо предписывает побежденным странам признать все договоры и соглашения союзных и объединившихся государств (то есть, - государств-победителей) с государствами, которые «образовались или образуются на всей или на части территории бывшей Российской империи». Данная статья, при заведомом нежелании знать Советской России и при текущей оккупации российских территорий, поставила весь процесс создания иных государств в зависимость от того, как оккупанты нашей страны будут договариваться и соглашаться со своими марионетками. То есть, фактически, - сами с собой. Ибо никакого участия народа бывшей Российской Империи в становлении любых государств на ее территории Версальский договор не предусмотрел. Хотя он был составлен самими отцами мировой «демократии».

Если, по Версальскому договору, побежденным странам германского блока сохранялись все атрибуты государственности (какие бы то ни было территории, национальные достояния и даже военное имущество), то наша страна лишалась абсолютно всего, даже своего названия! Так называемый Версальский договор о мире в части, относящейся к нашей стране, явился официальным сговором империалистов Антанты и США о продолжении захватнической войны на территории бывшей, по их понятиям, России.

Иначе в этот договор не могли попасть пункты, определяющие статус территорий, не принадлежащих ни одному из государств - участников договора. Таким способом установленный статус чужих территорий можно реализовать только путем захватнической войны.

В Версальском договоре империалисты Антанты и США, присвоением российской доли от плодов победы над германским блоком и своим стремлением видеть Россию только бывшей, а хозяевами на ее территориях - только себя, сами расписались в том, что разрушение российской государственности и захват всего российского были их целью в Первой мировой войне.

Вместе с тем, как раз в силу сверхжадности «друзей» России и в силу официально заявленного ими непризнания Брестского мира, Советская Россия кое-что приобрела даже в Версале: основание не платить по внешним долгам бывшей Российской империи. Бывшая Российская империя с лихвой рассчиталась по этим долгам, когда ее союзнички присвоили завоеванные ею аннексии и контрибуции. К сожалению, этого расчета не заметила советская власть, а уж антисоветские «патриоты» России – тем более.

Третье занимательное обстоятельство: В ходе интервенции Антанты и США в страну, занимающую шестую часть земной суши, поражение стран германского блока, было представлено как окончание мировой войны. По понятиям вторгшихся в нашу страну империалистов вышло, что с их победой над германским блоком везде воцарился мир, а если на территории бывшей Российской империи полыхает война, уносящая миллионы жизней, это яко бы не их рук дело. Это яко бы внутреннее дело смутного народа бывшей Российской империи, это яко бы его гражданская война, вызванная яко бы Октябрьским 1917 года переворотом.

Еще раз вспомним: сразу после Октября 1917-го гражданская война действительно началась, но до военной интервенции Антанты и США она кончилась победой советской власти. Еще раз вспомним ленинские слова про эту войну: «В этой гражданской войне подавляющее большинство населения оказалось на нашей стороне и вследствие этого победа давалась нам необычайно легко» (Надо добавить: без командования Троцкого). Данная война, начавшаяся и закончившаяся до иностранной военной интервенции, действительно явилась гражданской и была нашим внутренним делом. Но развитие наших внутренних дел не устроило империалистов Антанты и США. Они направили свои войска в нашу страну и снарядили войска местного подспорья. Начатая этой интервенцией война никак не подходит под определение: гражданская.

Поскольку интервенция Антанты, блока - участника мировой войны, направлялась координируемыми с США общеблоковыми решениями и началась до победы над германским блоком, для Антанты и США их интервенция в Советскую Россию была продолжением той же самой войны, названной позднее: Первая мировая. Она не могла считаться законченной, пока воевавшие в ней военный блок и его партнер продолжали воевать без перерыва и с привлечением войск со всех континентов.

Советская Россия во время интервенции в нее и оккупации ее территорий войсками Антанты и США де факто и де юре: войну с германским блоком закончила; из блока Антанта вышла; ни в какой другой военный блок не вступила; в других странах войны не вела; никаким странам войны не объявляла; ни к каким странам за военной помощью не обращалась. Следовательно:

Советская Россия подверглась преступному военному вторжению со стороны военного блока Антанта и США. Начиная с интервенции Антанты и США в Советскую Россию, Первая мировая война продолжилась для них как та же самая война, причем теперь неприкрыто захватническая, - империалистическая, и с отягчающим для агрессоров обстоятельством – без объявления войны. Для Советской России она продолжилась как война отечественная.

То, что и эту войну сами большевики чаще всего называли гражданской - не критерий истины. Например, все строители называют словом раствор то, что в химической науке именуется термином взвесь, а термин раствор означает другой вид соединения веществ. Вот так и строители коммунизма, тоже ведь строители, не всегда блюли правильную терминологию.

В частности: захватнические, грабительские и карательные действия части вооруженных сил Антанты, сформированной из словаков, чехов и русских, большевики назвали мятеж чехословацкого корпуса и отнесли эту агрессию к гражданской войне. Так же к гражданской войне большевики причислили захватнические, грабительские и карательные действия всех снаряженных колонизаторами туземцев, хотя сам факт их снаряжения агрессорами доказывает: это были «предатели, сотрудничающие с врагами своей родины, своего народа», то есть, – коллаборационисты [С.И. Ожегов и Н.Ю. Шведова «Толковый словарь русского языка»: коллаборрационисты].

Ошибочное величание большевиками части войск Антанты и всех российских коллаборационистов участниками гражданской войны стало очень ценным международноправовым подарком агрессорам Антанты и США, постаравшимся выдать творимый ими геноцид российского народа за его внутреннее дело.

Еще пример: Февральский переворот 1917 года сами большевики назвали: буржуазно-демократическая революция. В итоге этого переворота самодержавная власть сменилась на нелегитимный марионеточный режим, перекрывший напрочь российскому народу все возможности влиять на свою политику, проводимую в угоду внешним разрушителям Российской империи с целью ее расчленения и колонизации.

Ошибочное величание Февральского колониального переворота буржуазно-демократической революцией стало очень ценным военнопропагандистским подарком самым изощренным колонизаторам, постаравшимся замаскировать организованное ими разрушение всякой российской государственности в своих колониальных традициях и интересах под демократическую революцию.

Сами большевики часто называли Октябрьскую 1917 года третью смену состава Временного правительства, застройку нового государства и социалистическую революцию словом переворот, хотя на тот момент в России даже не было предмета переворачивания в виде реальной и, тем более, легитимной власти. Если, конечно, не величать таковой самозванца-диктатора с его личным правительством, которые разрушили российское государство до основания.

Ошибочное именование большевиками демократичной смены самозваного диктаторского режима на легитимную советскую власть словом переворот стало ценным идеологическим подарком теоретизирующим антикоммунистам, которые стали цитировать одно это словечко в качестве основания представить большевиков не иначе как вершителями государственного переворота.

Это в Феврале 1917-го был удавшийся государственный переворот, а после Октября последовали неудавшиеся, организуемые теми же империалистами. Затем они «начали военную интервенцию без объявления войны, хотя интервенция была войной против России, причем войной худшего типаПартия подняла народ на отечественную войну» (жирный курсив наш). Истинность данной в «Кратком курсе истории ВКП(б)»[С. 216-217] характеристики войны Антанты и США против России и ответных освободительных действий партии большевиков подтверждается всеми тремя изложенными выше занимательными обстоятельствами.